Продолжу о фильмах и книгах, которые можно было бы сделать гораздо лучше.

Несколько постов назад я рассуждал про фильм и книгу "Я — легенда". Тот фильм смотрели не все, а книгу, тем более, читали не многие. А теперь я решился замахнуться на святое — фильм "Место встречи изменить нельзя".

Сразу скажу, что книгу-первоисточник я не читал, но сильно сомневаюсь, что дух книги Вайнеров был сильно отличен от фильма ибо оба произведения создавались в советское время, когда, скажем так, социалистический реализм был основной идеологией в творчестве. Впрочем, если я не прав, тогда позор мне — а вот не надо лениться читать первоисточники.

Впрочем так же скажу, что и такой, каков он есть, фильм является почти шедевром, который я пересматриваю, наверное, каждый год или два. Собственно во время очередного просмотра и появилось ощущение "эх, ведь можно было сделать еще лучше!"

Что же упущено? Пересказывать содержание фильма, я полагаю, излишне, не так ли? К сюжету, собственно, придраться невозможно. Чего не хватает, это глубины характеров действующих лиц и силы эмоций.

Вспомните, Глеб Жеглов рассказывал Шарапову как он жил в деревне и был беспризорником в детстве. Уже из этого можно выстроить мощнейший образ. Ведь по идее Жеглов должен был быть малообразованным человеком, практически люмпен-пролетарием. Жесткий, даже жестокий, подсознательно сразу делящий людей на "своих" и "чужих" руководствуясь своим собственным, топорным понятием о добре и зле. Ему в сущности непонятны все эти юридические и уголовные процедуры и тонкости, он скорее лишь научившись на своих ошибках в виде проваленных за отсутствием доказательств или из-за несоблюденных формальностей в прошлом дел, теперь вынужденно соблюдает то, что записано в уголовно-процессуальном кодексе. Другими словами, Жеглову было бы куда ближе просто поставить к стенке без суда и следствия того, кого он подозревает в совершении преступления. Но на дворе не 18-ый год и время революционных матросов прошло. Система жестока (Сталин, послевоенные репрессии в самом разгаре), но она сложнее понимания Жеглова и он уже сам почти враг системы. Все что в силах Жеглова сделать теперь выражается в его словах "Вор должен сидеть в тюрьме и неважно каким способом я его туда посажу!". При этом Жеглов как правило совершенно справедливо закатывает в лагеря уголовников, воров, убийц… Но иногда под его топор попадают и невиновные, жизнь которых оказывается сложнее представлений о ней Жеглова. В нашем пораженном толерантностью обществе Жеглов выглядел бы кровожадным злодеем. Но это если не знать, что большинство жертв Жеглова — еще хуже, чем он.

Шарапов же, наоборот, воплощение и продукт системы. Шарапов родился и жил в Москве, получил образование, воевал, прошел Европу до Берлина. Такие как он фактически элита общества того времени, фронтовик-офицер, воин-победитель. Шарапова партия направила в МВД и он старается все делать так, как надо. Как правильно с точки зрения системы. Шарапов подстраивает свою мораль под правила системы еще и потому, что при всем его опыте полученном на войне, он еще в сущности очень молод и не имеет жизненного опыта. Само существование разветвленного уголовного мира для него становится открытием — ведь об этом не писали в газетах (которых Жеглов не читал), об этом не говорили на комсомольских собраниях. Это одна из многих сторон жизни о которых мыслящий штампами Шарапов и не подозревал. И как послушный винтик механизма огромной и бездушной системы Шарапов тоже жесток, но жесток неосознанно, ведь он все делает правильно, как учили, как надо.

Стремясь все делать "как надо" Шарапов штудирует юридическую науку. И именно здесь между ним и Жегловым зарождается конфликт из-за подброшенного карманнику в качестве улики кошелька. Не потому, что Шарапов чувствует важность соблюдения закона с точки зрения перспективы развития общества и переживает, что "каждый начнет подминать под себя закон как хочет". А потому что строгое соблюдение следственных и доказательных практик это "как надо", а поступок Жеглова угрожает системе, равно как и его стремление делить людей на правых и виноватых руководствуясь его, Жеглова, пониманием, а не правилами системы.

Фактически весь фильм мы должны бы наблюдать борьбу этих двух людей, каждый из которых даже не является положительным героем. В сущности в этом фильме вообще не должно быть положительных героев — все главные действующие лица с нашей точки зрения очень жестоки, и милиционеры (НКВДшники, вообще-то) и уголовники. Время и место действия было жестоким, добрый человек не выжил бы в нем.

И вот как раз почти незаметный в имеющемся фильме диалог в квартире между Шараповым и старичком, которого играет Зиновий Гердт, который говорит о том, что когда-нибудь отношения между людьми станут другими, наступит Эра Милосердия, мог бы стать ключевым моментом, гвоздем всего фильма! Как бы показывая маленький росток того более мягкого и терпимого общества будущего, к которому мы, как ни крути, гораздо ближе, чем те люди в то время.

А ведь еще есть Груздев, который был бы ярким примером невинно репрессированного. Которого практически как с того света в последний момент вытащил из лагерей своим старательным соблюдением правил Шарапов. Какой был бы момент, когда Груздев, превратившийся из достаточно холеного человека в начале фильма (вспомните, у него был наградной пистолет, а значит Груздев был не абы кто) в изможденного почти доходягу в конце (ведь он уже посидел в тюремных камерах пока был под следствием и практически смирился со своей участью попасть в лагеря и скорее всего не вернуться живым), благодарил бы Шарапова и называл его хорошим человеком, а Жеглова негодяем! Ведь мы уже увидели бы, что ни один из них не был действительно хорошим и добрым, а Шарапов отвечал бы, что Жеглов тоже вовсе не плохой человек и рисковал жизнью и т.п.

Насколько по другому воспринимался бы Левченко — фронтовой друг Шарапова, которого тот встретил в банде и одновременно беглый репрессированный. Насколько сложнее была бы внутренняя борьба Левченко, если бы его выбор был между сдать Шарапова бандитам и спастись или сдать банду и погибнуть. И сразу становится понятно почему Левченко побежал, когда сдавались бандиты — ведь для него и правда даже смерть была лучше, чем снова в лагеря.

В общем, фильм мог бы быть гораздо, несравнимо жестче и одновременно сильнее, а характеры героев несравнимо глубже и разнообразнее. Фильм мог бы стать абсолютным и безоговорочным шедевром русского кинематографа на таком сюжете и в такое время действия. Но увы, соцреализм и умалчивание запретных тем сделали из него лубок, неправдоподобную сказку на фоне послевоенной Москвы.

Хотя и в таком виде у меня от него местами перехватывает дух и наворачивается слеза.

Наверное у меня не получилось тут выразить, что я сам теперь вижу в этом фильме, но вы попробуйте его пересмотреть еще раз и взглянуть на героев немного по-другому, немного дальше, чем изобразили авторы. Даже если ничего такого не заметите, по крайней мере еще раз посмотрите хороший фильм.

P.S. Я тут не хочу иметь срач на тему "были репрессии или нет", "хороший Сталин или плохой". В данном случае это неважно, ибо любая идеологическая окраска реализацию этого сюжета портит. Я также не жил в то время и мои рассуждения о том, что послевоенное время было "жестоким" могут быть и плодом моего больного воображения, а на самом деле все тогда были эльфами, помогали друг другу и какали фиалками, а только сейчас испортились и озверели.

Реклама

23 комментария on “”

  1. сначала я впал в некое заблуждение…
    потом понял в чем диссонанс — «Место встречи…» (а вернее «Эра милосердия») была написана Вайнерами… А Семенов написал «17 мгновений весны». И первое и второе произведение отличаются от фильмов. В «Эре милосердия» — название — почти сквозная тема, лейтмотив. В фильме остался в большей степени только «экшн», а суть ушла даже не на второй план, а куда-то глубже и герои сильно отличаются от книжных…

  2. Ой, надо же, как я сплоховал 🙂 Ну да, Вайнеры, исправляю.

  3. Но все равно ведь в книге тоже нельзя было про «запретные» темы, разве нет?

  4. Я, наверное, сейчас ужасную вещь скажу.
    Мне кажется, что разница в восприятии фильма и книги обусловлена не столько сценарием, сколько подбором актеров — и в первую очередь выбором Высоцкого на роль Жеглова. Высоцкий в этой роли настолько хорош, настолько положителен и настолько затмевает Конкина, что зритель поневоле принимает сторону и взгляды его героя. Это, на мой взгляд, как раз тот случай, когда блестящее исполнение роли напрочь убивает фильм.

  5. Собственно в книге Жеглов такой и есть — чуть старше Шарапова, не очень образован, всн время любуется собой как бы со стороны и т.п.
    Высоцкий с прототипом по характеру имеет мало общего, по моему мнению.

  6. ab_2:

    В книге Жеглову 26, а Шарапову 24 (или даже 22, не помню). Поэтому Высоцкий в роли Жеглова — это просто большая ошибка.

  7. лучшее — враг хорошего

    Вы, конечно, на святое замахнулись, но — с другой стороны — почему нет? От себя могу сказать, что Говорухин почти не отошел от текста, в книге те же реплики, но дух немного другой. Но книга хороша, я могу прислать в электронном варианте, у меня где-то было. И если Жеглов = Высоцкий, то Конкина я не любил сроду и не нравился он мне. Я в книге его другим представлял, более мужественным, от слова мужик, а он тут стремный какой-то, имхо.
    Это кино я тоже очень люблю.

  8. Да, с этим все пожалуй верно…

    …но так был бы совсем другой фильм…

    …кстати — Конкин мне вообще не нравится в роли Шарапова
    он просто слизняк тут, а не человек прошедший войну в разведроте и с орденом Славы…

  9. Давно когда-то читал, в книге в гораздо большей степени как вы говорите, а фильм — вообще другой.

  10. Вот так вот и появляются римейки. 🙂

  11. В том варианте, что предлагаешь ты — это были бы слишком картонные и очевидные герои.

    В фильме много вырезано мелких сцен, которые лучше раскрывают характер героев. С одной стороны, они не критичны, но их отсутствие оставляет некоторое количество вопросов.

  12. Как по мне, то Конкин не воспринимается.
    А что касается многократных просмотров (а что раньше можно было смотреть), то в первую очередь киноляпы замечаются.

  13. А чего тебе старое ворошить? «Живи на яркой стороне»!
    Не, ну Я понимаю, у вас там всё хорошо (ну почти хорошо), а вот просто хочется о чём нибудь попереживать. Здесь же (former USSR) практически ничего не поменялось, наверно поэтому ты и уехал.
    Я вот для себя открыл литовское кино! Рижская киностудия, знаю что есть, смотрел фильмы. Но про литовское кино никогда не слышал. Называется Zero 2, игровое кино в стиле экшн: чёрный юмор и стёб.

  14. > сделали из него лубок

    Именно.

  15. Аноним:

    cvarc

    Я книгу читал, хотя давно. Да там немного у другом.
    Как раз про изменение жизненной позиции Шарапова, под давлением событий.
    Сначала он такой бравый комсомолец-шапкозакидатель. Как-раз прямолинейный и негибкий. С детским восприятием (обида за спрятанное дело). А Жиглов противопоставляет этому опыт, мудрость, хитрость ( как брали ручечника) и смекалку (фото на двери). И Шарапов по ходу фильма понимает, что он был не прав в отношении Жеглова. Что тот не самодур-садист, а настоящий профессионал своего дела, который одет до конца, но делает это гибко, сообразно обстоятельствам.
    Ну, и даже у такого прожженого опера бывают ошибки — дело Груздева.

    В книге Шарапов без сомнения главный герой и герой положительный.
    Да, нам по прошествии полувека трудно судить, как было на самом деле.
    Говорухин ТАМ был и он снял то, что снял. Как не странно участие Высоцкого это как большой плюс, так и огромный минус одновременно.
    У него большой положительный имдж героя нации. Его невозможно воспринимать в отрицательном смысле. Ну, а если он что-то делает не так (по мнению зрителя), так он или прикалывается или просто проявляет непонятную мудрость.
    Люди идут (к телевизору) смотреть Высоцкого, который играет Высоцкого (а не Жеглова) и им это нравится. Но это заслоняет сценарий и, вообще, идею фильма.
    Поэтому я бы выступил в защиту Конкина. Это одна из самых удачных его ролей. Он точно следует сценарию и играет очень убедительно.
    Вообще, почему фильм хорош? Он поражает достоверностью как сценария, так и актерской игры и типажей.
    А попыткой «углубить-улучшить» можно просто поломать эту «эйфилеву башню».
    Все хорошо в меру. 🙂

    Алексей.

  16. Вайнеры остались очень недовольны фильмом Говорухина.
    Практически, многое угадано. Браво.
    Жеглов в книге представитель старой сталинской школы НКВД.
    Шарапов — герой нового времени, предвестник реформ и оттепели.
    Кстати, Шарапов еще не раз появлялся как герой книг и даже в фильмах. И всегда таким профессионалом, бдящим принципы социалистической законности.
    Разговор про эру милосердия с героем Гердта — действительно ключевой по отношению к самой книге. Но Гердт был классическим театральным «Земой, гением эпизода», поэтому наверное и этот момент остался как эпизод.
    Высоцкий очень хотел играть роль Жеглова, как и ранее Гамлета. Он дописывал реплики и даже целые сцены. Оставался за режиссера. Поэтому и персонаж получился недостоверным. Хотя и харизматичным, а нашему народу это нравится.
    В самом фильме масса киноляпов и нестыковок. Что для современника Говорухина непростительно, имхо. Фильм был обрезан, поэтому и масса непроработанных персонажей и непонятных сцен, фраз.

  17. Аноним:

    Re: cvarc

    «Как не странно участие Высоцкого это как большой плюс, так и огромный минус одновременно. У него большой положительный имдж героя нации. Его невозможно воспринимать в отрицательном смысле.»

    Да, я давно заметил — что-то сильно не так с нашей нацией. Понятие законности и просто выполнение правил совершенно не воспринимает. (На верхних этажах она даже не верит, что законы физики на неё распространяются). Скажем, практически уничтожил Груздева — насрать. Главное, что Жеглов обаятельный, а Груздев нет, и это всё решает. Самое же поразительное — полюбившаяся нации фраза «Вор должен сидеть в тюрьме». Все ведь помнят обстоятельства, когда она была произнесена. А Жеглов в таком случае не должен сидеть в тюрьме?

  18. не знаю, никогда не воспринимал Жеглова в фильме как положительного героя, даже несмотря на то что его Высоцкий играл, у него кстати и негодяи отлично получались, вспомните «Хозяина тайги» . Хотя он всё равно вызывает симпатии у нашего зрителя, ну и возможно Высоцкий не достаточно жестоким Жеглова показал … ну и у нас традиционно любят уголовников, блатные песни и т.п. , наверное потому что в деревнях треть мужского населения сидело или сидит или сядет, в городах поменьше но тоже немало
    А Конкин конечно не Шарапов, говорят, навязали его Говорухину, хотя фиг знает …

  19. маленькая неточность

    Вот где ты ошибся так это вот тут:
    «Само существование разветвленного уголовного мира для него становится открытием — ведь об этом не писали в газетах (которых Жеглов не читал), об этом не говорили на комсомольских собраниях. ..»

    Как раз ОБ ЭТОМ писали в прессе (не так как сейчас — не со смакованием, а с идеологической позиции) и говорили на собраниях в 30-е и в послевоенные.
    Тема хулиганства (причем насильственного) очень мощно звучала в тогдашних СМИ. Принимались постановления о борьбе с этим явлением. И были показательные процессы. Например, знаменитое Чубаровское дело в Ленинграде (1926) о зверском групповом изнасиловании молодой работницы рабочими же(! именно это и было наиболее важным для советской прессы).
    Среди громких . Плюс издавались и мемуары прокурорских и следаков.
    Так что, тему криминала Шарапов знал.

  20. недописал

    Вообще, тема криминалитета профессионального и разветвленного в совпечати поднималась часто. Главная тема — борьба с антисоветским явлением и т.н. «перековка».
    Отличный пример подобного «творчества» сборник «Беломорканал» посвященный строительству канала и перевоспитанию уголовщины и врагов народа.
    Оглавление — полный пантеон советской журналистики и литературы.

    Издана репринтом в наши дни — могу скан оглавления сделать

  21. офтоп

    Кстати, в понедельник твой дебют у нас на сайте 🙂

  22. Жеглов это дух закона а Шарапов его буква. Конфликт Жеглова и Шарапова порожден нестыковками между принципом справедливости и возмездия за преступление и процессуальными формализованными процедурами. А кино и есть кино. Наша правоохраниетльная система никогда особо не утруждала себя соблюдением процессуальных норм в ущерб собственной результативности. Поэтому и делали фильмы в которых честные милиционеры занимались пафосным самоограничением в области средств что бы соблюсти законность. А фильм Говорухина показал что советская милиция стоит на страже законности наименее топорно чем остальные деятели кино.


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s